Подать жалобуСлово ЭкспертаЗолотые руки
  • +5

История первая. Товарищество собственников безнадёжного жилья или как спасти себя из разрушающейся общаги. Часть I

Я сделал это интервью осенью 2009 года, когда только начинал исследование рынка жилищно-коммунальных услуг в Пскове. Это был первый председатель ТСЖ, с которым мне удалось познакомиться, встретиться и побеседовать. История этого дома сразу же пошатнула начинавший складываться стереотип «ТСЖ — это для богатых, живущих в новых домах».
Моя собеседница затеяла создать товарищество собственников жилья чтобы хоть как-то наладить жизнь в совершенно раздолбанном общежитии, где оказалась сама после того, как ей пришлось продать свою квартиру, чтобу помочь отдать дочери долги. Такая вот история.


Итак,
Бывшее заводское общежитие, в настоящее время считающееся многоквартирным домом. Состоит преимущественно из коммунальных квартир. 5-этажное здание постройки 1974 года. Расположено на окраине города, в спальном районе, окружено общежитиями и многоэтажными домами. Капитальный ремонт не производился ни разу. Косметический ремонт помещений в последний раз проводился в 2003 году. На 2670 метрах зарегистрировано 270 человек, реально проживает 303.

Вопрос: Как известно, формы управления жильем возможны различные. Вы выбрали ТСЖ. Вы уверены, что ТСЖ лучше?

Ответ: Я – уверена. И сразу могу сказать почему. Во-первых, здесь свои деньги. Можно сразу проследить, сколько поступило денег, сколько не поступило. Сразу видны должники. У нас были случаи, когда у людей были долги по сорок, по пятьдесят тысяч. Сейчас они, конечно, платят в ТСЖ, но они остались должны тому домоуправлению, которое раньше занималось домом. Также остаются люди, которые не в состоянии платить, просто потому что они не получают зарплаты. Некоторые вообще остались без работы, в основном это люди предпенсионного возраста. Здесь надо отдать должное пенсионерам, которые, даже получая маленькую пенсию, исправно платят. А оплата в общежитии, на мой взгляд, очень даже большая. Например, за воду плату начисляют за потребление по нормативу – 4,5 кубометра с человека. То есть, если в комнате проживают четыре человека, то платить они должны за 16 кубометров воды. Это же нереально столько воды вылить, даже вчетвером. А это потому что огромные потери при доставке. Фактически, те, кто оплачивает по нормативу, платит за воду, которая где-то выливается в подвале из дырявой трубы.

Это счет, который выставляет вам Горводоканал?

Это и Горводоканал, и Теплосети. Это норма, которую установила Городская дума. То есть, люди, которые не могут себе позволить установить счетчики, платят за все погрешности и потери воды. А сколько воды вылилось у нас в подвал?! И мы все это должны оплачивать. Потому что поставить счетчики для нас тяжело. Мы ждем капитального ремонта. Это, конечно, благо, но чтобы его получить, нужно пуд соли съесть. Помощи нет ниоткуда. Даже чтобы сметы заказать, необходимо заплатить. С одними мы договорились бесплатно. Добросовестные сделали сразу, а с другой строительной организации ждем этой сметы уже три месяца.

Кстати, как вы взаимодействуете с Фондом реформирования ЖКХ?

Я считаю, что это, конечно, хорошая вещь, но все-таки пять процентов платить людям… Мы собственники, но мы нищие. Но мы будем участвовать в этой программе. Нужно только собрать подписи с собственников о том, что будут они принимать участие в этой программе или не будут, согласны они платить эти пять процентов или не согласны. Это тоже проблема. Им правильно надо объяснить, что это такое, хотя, все люди грамотные, все читают газеты, смотрят телевизор, а понимать – пока еще, ничего не понимают.

Расскажите, пожалуйста, всю историю создания вашего ТСЖ.

Общежитие сначала принадлежало заводу. Потом он обанкротился, нас пытались «раскидать», распродать. Это было в 2000 году. Появилось новое руководство, началось расселение. Распихивали по комнатам, переселяли из одной в другую. В каждой комнате было прописано по несколько человек. Всякие «жертвы чёрных риэлтеров», люди, которые потеряли своё жильё. А когда завод вообще закрыли, общежитие фактически превратили в помойку. Непонятно, кто тут жил, как появились… Люди были прописаны буквально в подсобных помещениях. Жили какие-то бомжи, был полный коллапс, все трубы текли.
Начали отключать свет, потому что совет директоров удивляло, что общежитие может «нажечь» 55 000 рублей. А за счет чего это было? Люди, у которых счетчиков нет, пользовались и плитками, и обогревателями и чем только не пользовались. Потом пришлось уже мне «выбивать» счетчики, устанавливать. Некоторые, кстати, до сих пор не отдали деньги, хотя заплатила я тогда из собственного кармана.
Так вот, по электричеству. Тогда платили все по нормативам. Лично у нас было прописано шесть человек, и мы платили по двести рублей с человека. Сейчас по счётчику выходит по 800, по 900 рублей за всех. А тогда в сумме получилось бы 1200. И это уже после того, как тарифы повысили, так бы платили где-то 1600 рублей. Сейчас на все общежитие у нас выходит 45 000 рублей в зимнее время. Потому что поставили счётчики.
В соседнем общежитии счётчиков нет. Там за свет им выписали сейчас счета из расчёта с квадратного метра. Получилось по 2500 рублей, по 3500 рублей. С одной семьи. Они подавали в суд, суд признал, что это всё правомерно – такие сейчас нормативы.
Всё, власть советов закончилась, теперь за всё нужно самим платить, самим надо думать. А люди этого осознать никак не хотят. Когда мы жили без счётчиков, у нас тоже такие были примеры. Многодетная семья, мать-одиночка, трое детей, очень бедные. Комната 18 метров, одна лампочка, ни холодильника, ничего, только чёрно-белый телевизор. Они платили в месяц по 800 рублей.

А как вам пришло в голову создать ТСЖ? Когда вы решили это? Вот, закончилась история с заводом, куда вас перевели? Городу?

Да. Мы сначала выиграли арбитражный суд о том, что постановка общежития на баланс завода в 1992 году была незаконной. Был указ о том, что все ведомственные общежития должны быть переданы городу. А завод оставил его себе. Потом совет директоров завода решил выселять отсюда людей, а комнаты держать, чтобы селить сюда людей, которые выезжали из квартир, которые они теряли. Всякие бывали ситуации – люди вынуждены были продавать квартиры за долги, если неудачно занимались бизнесом и т.п. Я и сама сюда так попала, отдала квартиру за долги дочери. И этим ребятам из совета директоров завода были очень нужны комнаты. Но не люди. Тут такой был устроен террор, чтобы людей выселять, такой бомжатник… Мусор не вывозился 2 месяца, огромные кучи, крысы, черви тут ползали. И постоянные требования: «освободить комнату», «передать комнату».
Когда мы выиграли арбитражный суд, нас сняли с баланса завода, но город нас не хотел брать прежде, чем будет сделан капитальный ремонт. А на какие деньги его делать? Это был 2001 год. Ситуация была ужасная – в подвале несколько месяцев бил фонтан кипятка, по колено воды и канализационных отходов. Пытались что-то отсудить на ремонт у завода – безрезультатно. Здесь уже проблему решил внешний управляющий назначенный судом, который помог нам «выбить» из областной администрации миллион на починку крыши. Это был уникальный случай, что мы выпросили эти деньги. И потом по 50 000 выпрашивали переводить эти деньги на наш счёт. Ещё чтобы сделать капремонт, нам пришлось продать три квартиры общежития. Это были комнаты, которые мы по суду получили обратно от завода, т.к. они незаконно были советом директоров переданы посторонним людям. Но, поскольку просто так продавать комнаты нельзя, это запрещено законом, люди, приобретающие их, писали расписку о том, что оказывают общежитию завода спонсорскую помощь. Это все было сделано с разрешения внешнего управляющего и с молчаливого согласия города.

-Какая правовая форма тогда была у общежития?

-Никакая. С баланса завода нас списали, город не принимал. И вот, с молчаливого согласия мы эти деньги от продажи комнат получили, рассчитались за долги и сделали ремонт. Я вам покажу фотографии – как ремонт этот был сделан. К 2003 году всё тут привели в порядок, это небо и земля – какая была разница. И нас приняли на баланс города, мы стали муниципальным жильём. В начале 2004 года.
Потом нас стали перекидывать по разным домоуправлениям. Оказалось, что общежитие никому не нужно, потому что оно заведомо убыточно. Так получается по бумагам, по расчётам. Тарифы и нормативы, которые предлагают оплачивать, приняты гордумой. Они абсолютно завышенные. И очень много неплатежей – поэтому получается, что все общежития в долгах. Значит, общежития получаются убыточные.
Мы переплачивали за всё. Про электричество я уже рассказала. Тот же самое – за воду. Мы много лет переплачивали за горячую и холодную воду. Нам сделали перерасчет за воду, где выяснилось, что мы переплачивали так же, как за электричество. Но зато техобслуживание посчитали, знаете, как посмеялись. В обычном доме это 35 000 – 40 000, у нас в общежитии 18 000, когда мы начали работать. Кому мы нужны с таким обслуживанием за такие деньги?
Получается, что другие дома – как доноры, а общежитие – проблемное. Конечно проблемное – здесь столько народа. На кухне две хозяйки не могут ужиться, а тут по 18 на одной кухне. И четыре плиты, четыре крана. Всё летит, всё портится быстро. Народ проходной, к имуществу часто относится наплевательски.

Вас отдали сначала домоуправлению?

Да. Домоуправление старалось для нас что-то сделать. У нас сохранились комендант, три вахтера, дворник и уборщица. Решили вопросы с жильцами, которых сюда кинули, когда они потеряли свои квартиры. Они стали тут хоть жить на законных основаниях, получили ордера на жильё, прописались. Мы всем сделали ордера. И стали числиться муниципальным общежитием. Потом мы начали процедуру приватизации – первые из общежитий. Мы для того и ордера делали, чтобы потом начать приватизировать жильё. Это всё было через суд. В общежитиях же очень трудно приватизировать, а мы это сделали. Все, кто хотел или кто сейчас хочет, приватизируют свои квартиры и комнаты. Дело в том, что наш технический паспорт сделан таким образом, что общежитие представлено жилым домом, состоящим из 15 квартир. Десять из которых коммунальные, и пять – обыкновенные квартиры. То есть это коммунальные квартиры, в которых можно приватизировать жильё, а не общежитие. И за нами пошли другие общежития, по нашему пути.
Это всё было, когда мы были под домоуправлением, то есть город нами занимался. Тогда старались что-то сделать для нас, ставки сохранили дворника, вахтёров, уборщицы, коменданта. А потом началось создание ООО, то есть управляющих компаний. И началось по другому. Понятно, какой здравомыслящий хозяин возьмет на себя убыточное общежитие? Это был уже 2008 год, нас передали в ведение одной из УК. Туда собрали все общежития района. Сказали, чтобы мы не волновались, что всё будет хорошо, переводом вас туда отправляем, что ничего не переменится в худшую сторону. Директор УК нам пообещал сохранить все ставки: вахтёров, коменданта, дворников, уборщиц. Мы передали туда трудовые книжки, подписали договоры, проработали по три месяца. Работаем, а денег нет. Стали выяснять, и нам сказали, что в этом домоуправлении вообще-то не приняты ни вахтеры, ни коменданты. Оказалось, что нас даже не оформили.

То есть он принял имущество на баланс, как бы перевел вас, а на самом деле на работу не принял?

Да. Именно так. Мы тогда пришли с ним к соглашению, чтобы он оплатит нам по две тысячи за месяц, за три месяца. А потом началось разрушение. В буквальном смысле. Ничего не ремонтировалось, от наших жалоб только открещивались. И коляски жгли, и наркоманы толпой — полный беспредел. Если в подвале вода протекала, и надо было вентиль менять – там просто проволокой все закручивалось так, что у нас не горячая вода из крана шла, а чуть теплая. Это теперь мы все кругом поменяли и отремонтировали.

Комментарии (1)

RSS свернуть / развернуть
комментарий был удален


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.