• +3

Белые сапоги



О чем бы я ни писала, а получается всегда о провинциальных нравах. Эти нравы настолько прочно вошли в нашу повседневность, я бы даже сказала – въелись, что многие вещи кажутся нам естественными. Как правило, провинциалам, псковичам не свойственно задумываться об этом, правда, до тех пор, пока… в автобус не войдет мужчина в белом… пальто, шарфе и шляпе. Тогда пассажиры замирают: «Он явно артист! У него премьера!»
  • +5

Псков 2014

Не тот нынче мужик. Мужика в Пскове нет. Ну, почти нет, исчезает как вид. Не от того ли бегут из города и женщины и мужчины, еще начиная со студенческой скамьи, то есть еще подростками. Все разъехались. Ну, те, что порядочные и перспективные. И стоит древний русский город – Псков… без мужика, но с Кремлем. Пустой до надрыва женской безнадеги и вынужденного одиночества, лишенный мужского (не мужицкого, а именно мужского) плеча. Псков сегодня – это сплошь чиновники, военные и спортсмены. Да и всё, пожалуй. Остальные спиваются…

  • +7

О туземных рантье и ренте

Известно, что люди бывают «коренные» и «понаехало». Представьте, какое счастье — сделать бизнес, хоть бы и маленький, на том, что вы местный, ко-рен-ной! Вообще приятно реализовать какое-то из своих «естественных достоинств», получить деньги за пол, возраст, национальность или что-нибудь еще, что растет само.
Отдельное счастье — заработать, не тратя ни сил, ни средств. Приятно, скажем, сдать национальность «русский» приезжему узбеку: местный и так в доску свой, ему дома этническое благородство без надобности, никто не оценит. А узбек за небольшую плату сохранит лицо и сам себя будет осязать не таким уж азиатом. Но в одном пакете с национальностью нужно прилагать хотя бы нелепую, но этнически адекватную внешность — и, конечно, неподдельную любовь к родине.